Процесс сокращения деловой активности

Б. Процесс сокращения деловой активности
§ 7. Общая характеристика механизма
Роль дефляции

Процесс сокращения деловой активности, подобно процессу ее расширения, является кумулятивным и самопроизвольно усиливающимся. Однажды начавшись независимо от причин, породивших его, он имеет тенденцию продолжаться, даже если силы, вызвавшие его, тем временем прекратили свое действие. Сокращение деловой активности может начаться с состояния полной или частичной занятости. В обоих случаях механизм сокращения в принципе одинаков. Дефляция, понимаемая как постепенное сокращение совокупного денежного спроса на товары, играет существенную роль в процессе сокращения деловой активности.

Однако дефляцию не следует здесь понимать в узком смысле как намеренный акт или политику, проводимую кредитно-денежными органами и коммерческими банками. Дефляция в этом узком значении может, конечно, действовать в качестве фактора, вызывающего процесс сокращения, и обычно рано или поздно она становится элементом, усиливающим его; но когда процесс уже начался и развивается дальше, то какой-то вид автоматической дефляции или самодефляции экономической системы (в противоположность дефляции, навязанной ей кредитно-денежными органами) является в такой же степени результатом процесса сокращения, как и его причиной. Во многих отношениях процесс сокращения деловой активности – это точная копия процесса ее расширения, так что большую часть анализа последнего можно применить для объяснения первого.
Распространение дефляции

Предположим, что сокращение началось (вне зависимости от того, по какой причине), например, вследствие того, что осуществление уже начатого крупного строительного проекта пришлось прервать, так как не смогли обеспечить его финансирование. Спрос на строительные материалы и орудия производства падает, и производство в отраслях, поставляющих эти предметы, сокращается. С равным успехом мы можем взять тот случай, когда сознательный акт дефляции, предпринятый кредитно-денежными органами (который в свою очередь может быть вызван разнообразными причинами), вызывает непрерывно развивающийся процесс. В разделе, посвященном повороту вниз (кризису), мы рассмотрим вопрос о возможных или обычных факторах, вызывающих этот процесс («стартерах»). Здесь же мы просто предполагаем, что произошло чистое сокращение и что общий спрос на товары, выраженный в денежной форме, в значительной степени сократился. Если спрос снижается, то торговцы начинают уменьшать свои заказы производителям, что ведет к сокращению производства и увольнению рабочих. Это уменьшает доходы. Если падают доходы, то спрос на все виды товаров еще более сокращается и депрессия распространяется на другие сферы экономической системы.

Подобно процессу расширения деловой активности, процесс ее сокращения, вероятно, будет осуществляться вначале медленно, а затем уже наберет скорость. Вначале, когда спрос падает только на некоторые товары, процесс сокращения деловой активности может сокращаться или принять обратное направление в результате каких-либо благоприятных влияний. Позднее, когда падение спроса на значительное число товаров уже продолжалось в течение некоторого времени и процесс сокращения деловой активности охватил многие сферы экономической системы, влияние сил расширения ослабевает. Если на ранней стадии процесса сокращения они настолько велики, что могут взять верх над силами, вызывающими спад, и даже вызвать движение, обратное снижению деловой активности, то теперь они могут только замедлить процесс сокращения. Это как раз то, что мы имеем в виду, когда говорим, что «процесс приобрел силу инерции».
Усиливающие факторы

После того как процесс уже развивался в течение некоторого времени, в действие, по-видимому, вступают усиливающие факторы. Цены вскоре начнут падать, повсюду будут иметь место убытки, потому что заработную плату и другие статьи издержек нельзя сократить сразу же. Появится сильная тенденция к снижению запасов и сокращению заказов и покупок, причем это сокращение будет больше, чем та величина, на которую уменьшилось количество продаж. Длительное падение спроса и цен вызовет в деловом мире более пессимистическую оценку перспектив в целом и ожидание дальнейшего падения цен независимо от того, оправданно оно или нет. Норма прибыли повсюду снизится, а новые капиталовложения или реинвестиции амортизационных отчислении сократятся. Никто не осмеливается приняться за осуществление крупных инвестиционных проектов, и это будет усиливать тенденцию к сокращению товарных запасов и к увеличению денежных запасов, т. е. к тезаврации — аналогично тенденции к детезаврации во время периода расширения.

Важно отметить, что подобный процесс сокращения деловой активности может произойти даже в такой экономической системе, где обмен осуществляется только за наличный расчет и где количество денег (М) постоянно. В современной же экономике, где существуют банки и кредит, в действие вступают мощные усиливающие факторы. Если значительная часть средств обращения состоит из банковских денег (депозитов до востребования, переводимых с помощью чеков) и если банковская система в целом или ряд отдельных банков попадает в затруднительное положение, то банки начнут ограничивать кредит. Они будут требовать уплаты непогашенных ссуд и неохотно выдавать новые, в результате чего М сократится. Если же происходит наплыв требований в банки, т. е. если вкладчики хотят превратить свои вклады в банкноты, то дефляция становится еще более серьезной. То же самое может произойти и на международной арене. Центральный банк может столкнуться с наплывом требований обмена банкнот на монеты и иностранную валюту — иными словами, может начаться тезаврация золота либо бегство капитала за границу, что приведет к усилению дефляции.

Вследствие неэластичности некоторых категорий издержек каждое снижение общего спроса на товары, выраженного в денежной форме, сопровождается некоторым сокращением производства, а любое сокращение производства готовых товаров имеет тенденцию передаваться с возросшей силой на предшествующие стадии производства, что в свою очередь ведет к сокращению спроса на готовые товары, так что все это выливается в длительный и болезненный процесс.

Это общее описание процесса сокращения деловой активности, вероятно, можно рассматривать как правильное изложение обычного представления о нем. Самое главное, следует запомнить, что глубина развития процесса сокращения зависит от ряда обстоятельств, частично институционального характера, многие из которых совершенно не зависят или, во всяком случае, могут не зависеть ни от факторов, первоначально вызвавших процесс сокращения деловой активности, ни от силы предшествующего бума. Обстоятельства, которые вызывают кумулятивный характер процесса сокращения деловой активности, мы должны теперь рассмотреть подробнее.
§ 8. Анализ процесса сокращения деловой активности с точки зрения монетарной теории
Падение общего спроса

Денежное проявление кумулятивного процесса сокращения деловой активности состоит в продолжительном уменьшении MV, т. е. общего спроса на товары, выраженного в денежной форме. Если бы MV не уменьшалось, то не происходило бы такого быстрого ухудшения экономического положения, не было бы такого резкого падения производства и занятости, какие действительно происходят в ходе развития циклической депрессии. В этом смысле процесс сокращения деловой активности можно характеризовать как денежное явление.

Но было бы неправильным полагать (как это часто делается), что причиной сокращения MV всегда служит дефляционная политика банковской системы или что кредитно-денежные органы всегда способны предотвратить уменьшение MV, если они перестают сокращать кредит или расширяют его с помощью обычных мер кредитной политики. В определенных рамках, установленных существующей денежной системой и практикой банков, кредитно-денежные органы могут регулировать предложение денег. Но, для того чтобы остановить падение MV во время процесса сокращения деловой активности, часто становится необходимым регулировать и стимулировать как спрос, так и предложение, а это может потребовать очень сильного вмешательства в экономическую жизнь, что едва ли возможно без далеко идущих изменений в современной институциональной структуре.
Кумулятивное сокращение инвестиций

Теперь мы будем анализировать процесс сокращения более широко на основе наших графиков спроса и предложения фондов для инвестирования. Может быть, этот метод и не принесет большой пользы; но поскольку данный анализ вкратце резюмирует сущность теорий, которые объясняют спад превышением рыночной ставки процента над уравновешивающей ставкой или над нормой прибыли, то он может служить введением к более реалистическому рассмотрению вопроса. Когда спрос на товары в целом падает и производство сокращается, то спрос на фонды для инвестирования также падает, т. е. кривая спроса сдвигается влево.

Если предположить, что кривая предложения не изменилась и в данных пределах достаточно эластична, то новая точка пересечения будет слева от старой, иными словами, размер вложений сократился. Но мы не можем считать, что предложение сбережений так же эластично, как предложение фондов для инвестирования. Это означает, что часть предложения фондов для инвестирования, которая не поглощается спросом, будет отвлечена не на покупку потребительских товаров, а будет тезаврирована, иначе говоря, изъята из обращения. Следовательно, общий спрос на товары, выраженный в денежной форме, еще более уменьшается, цены падают еще ниже, а производство и занятость сокращаются. Это ведет к еще большему снижению спроса на фонды для инвестирования, так что кривая спроса сдвигается все дальше влево.
Исчерпание фондов предложения

С другой стороны, процесс сокращения деловой активности должен вызвать неблагоприятную реакцию в сфере предложения. Повсюду имеют место убытки: одним угрожает банкротство, другие уже объявили о своей неплатежеспособности. Это порождает у банков и инвесторов осторожность и пессимизм. Риск займов увеличивается, и предложение фондов для инвестирования сокращается. На специальном языке это означает, что кривая предложения также сдвигается влево. Это толкает ставку процента вверх или препятствует ее падению, несмотря на сокращение спроса, что еще более усиливает дефляцию. Как указывали Кейнс и Брайт, тот же самый фактор риска может учитываться дважды, в сфере спроса и в сфере предложения, заимодавцем и заемщиком, в результате расширяется брешь между спросом и предложением.

В целях более детального исследования денежных аспектов процесса сокращения деловой активности, и особенно для статистической проверки теории, будет полезным начать со следующих соображений. MV — общий спрос на товары, выраженный в денежной форме, — сокращается; это может быть вызвано сокращением количества денег и (или) уменьшением скорости их обращения, Должна быть возможность показать, что

  • часть денег, находящихся в обращении, уничтожается или уходит из страны и (или)
  • переход известной части денег из рук в руки в обмен на товары происходит реже, чем раньше, так как эти деньги тезаврируются или используются для других целей.
  • В добавление к приведенным здесь факторам, влияющим на сокращенно MV, т. е. на величину денежного потока, противостоящего товарам, вполне вероятно, что дефляционное влияние может оказывать и фактор, не затрагивающий денежного потока, но увеличивающий ту работу, которая должна выполняться деньгами, а именно увеличение скорости оборота товаров. В этом случае все товары, путешествуя от первичного производителя к потребителю, переходят из рук в руки через посредство денег более часто. Однако нет оснований полагать, что это нарушение структуры производства — характерная или обязательная черта спада.
  • Финансовые сделки могут иммобилизовать значительную часть средств обращения, так что спрос на товары падает.

 

Формы проявления дефляции

Теперь мы должны ответить на следующие вопросы. В какой момент начинается утечка денег из обращения? Где они хранятся? Кто тезаврирует их? В какой форме тезаврируются деньги? Как они уничтожаются? Можно перечислить ряд форм, в которых проявляется сокращение денежного обращения, начиная от самых крайних и заметных и кончая менее заметными и трудно уловимыми формами. Не все из этих форм сокращения денежного обращения составляют регулярно повторяющиеся или неизбежные черты каждой циклической депрессии. Здесь мы попытались расположить их в зависимости от степени их регулярности и отчетливости проявления.
Прямая дефляция, вызванная центральным банком

Дефляция, вызванная центральным банком, представляет собой ярко выраженный случай, не требующий особых комментариев. Ограничение обращения золотых монет, банкнот и краткосрочных обязательств (денег центрального банка), вводимое центральными кредитно-денежными органами, означает сокращение покупательной способности — до тех пор, пока оно не компенсируется действием других сил, например заменой денег центрального банка банковским кредитом или увеличением скорости обращения денег, которое будет иметь место в случае, если источником притока денег в центральный банк будут тезаврированные средства. Это случается иногда в больших масштабах после паники, которая привела к выкачиванию крупных сумм наличных денег из банковской системы, как это произошло, например, в США после временного закрытия банков в 1933 г.

Активная дефляция со стороны центрального банка в наши дни почти всегда является результатом нарушения равновесия в платежном балансе страны, которое может быть вызвано отзывом иностранных кредитов, прекращением притока капитала, бегством отечественных капиталов или дефицитом платежного баланса но текущим операциям из-за относительно высоких цен и доходов (завышенного курса валюты).

Однако прямое сокращение выпуска денег центральным банком не представляет неизменной черты каждой депрессии, но крайней мере оно происходит обычно не на всем протяжении депрессии, Как правило, в начале депрессии или во время финансового кризиса, обычно знаменующего собой поворотный пункт, или какого-либо более позднего финансового кризиса, развивающегося во время депрессии, наблюдается резкое увеличение банкнотного обращения, сопровождающееся уменьшением общего спроса на товары. Это доказывает, что в каких-то других пунктах экономической системы происходит тезаврация денег и что центральный банк выдает наличные деньги, стремясь предотвратить крах частных банков и фирм, а также смягчить напряженность денежного обращения в промышленности.
Тезаврация золота и банкнот частными лицами

Это опять-таки ясно выраженный вид дефляции. В первом случае золото выкачивается из банков населением в обмен на банкноты до тех пор, пока последние размениваются на золото. Денежное обращение благодаря этому уменьшается, и эмиссионные байки в дальнейшем вынуждены сокращать эмиссию, с тем чтобы повысить процент резерва. Во втором случае банкноты, которые при других обстоятельствах были бы истрачены на покупку товаров, тезаврируются либо банковские депозиты превращаются в банкноты. Вследствие этого коммерческие банки под давлением этих обстоятельств вынуждены сокращать кредитование с тем, чтобы сохранить свои резервы наличных денег.

Следует отметить, что количество денег, которое может быть тезаврировано отдельным лицом, не ограничивается величиной его текущего денежного дохода. Он может продать за наличные деньги другое имущество, как, например, ценные бумаги, недвижимость, разного рода товары, и тезаврировать полученную от продажи выручку. Это оказывает двоякое действие. С одной стороны, деньги изымаются из обращения, так что спрос на товары падает в известной мере (за исключением того случая, когда покупателю имущества удается купить его, не сокращая при этом других своих расходов, например, если ценные бумаги приобретаются банками, на основе которых они создают депозиты). С другой стороны, цены на эти активы понижаются, что может оказать серьезное обратное влияние. К этому крайне важному аспекту мы вернемся позднее.

Ясно, что тезаврация золота и банкнот населением не обязательно присуща каждой циклической депрессии. Это случается только во время исключительно жестоких депрессий и при особых обстоятельствах — например, когда банковская система находится в тяжелом состоянии, как это было в Соединенных Штатах Америки в 1933 г., или когда происходит перевод отечественной валюты в иностранную, что имело место во многих европейских странах в 30-х годах. Само собой разумеется, что если население тезаврирует деньги, то это ведет к значительному усилению дефляции.
Сокращение кредита коммерческими банками

По-видимому, до сих пор сокращение кредита коммерческими банками было неизменной чертой сокращения деловой активности в любом хозяйстве, имеющем хорошо развитую банковскую систему. Эта черта составляет одну из самих известных и лучше всего исследованных сторон депрессии, и поэтому нет необходимости долго задерживаться на ее рассмотрении.

Поскольку при современной организации банковской система банковские депозиты являются средствами платежа (банковскими деньгами), то ликвидация банковских займов и депозитов представляет собой ясно выраженный случай дефляции. Этот процесс может осуществляться медленно и постепенно, без эффектных банкротств банков, или быстро, в сопровождении таких банкротств. Он может быть ускорен вследствие нажима сверху и снизу, со стороны центрального банка и со стороны населения, которое требует выплаты своих депозитов наличными деньгами. Возникают ли подобные осложнения и долго ли продолжается вызванное ими сокращение кредита — все это зависит не только от серьезности нарушений, которые первоначально вызвали процесс сокращения деловой активности, но также (по-видимому, во многих случаях в большей мере) и от институциональных и психологических обстоятельств, от политики, проводимой кредитно-денежными органами, от влияния международных связей, от методов финансирования производства (краткосрочный или долгосрочный кредит, обычные акции или облигации с фиксированным процентом) и т.д.

Косвенные инвестиции, осуществляемые через банки, могут служить примером такого фактора, который имеет тенденцию усилить дефляционные возможности экономической системы. Население, вместо того чтобы быть непосредственным владельцем ценных бумаг, владеет банковскими депозитами (сберегательными вкладами или срочными депозитами), а уже банки в свою очередь являются владельцами ценных бумаг или займов, обеспеченных государственными ценными бумагами. Если и когда это действительно происходит, общество теряет веру в банковские депозиты — возможно, вследствие падения стоимости ценных бумаг, ослабляющего позиции банка, — и желает превратить их в наличные деньги, то банки, нуждаясь и деньгах, вынуждены продавать ценные бумаги. Это еще более ускоряет безудержное падение стоимости ценных бумаг, что, несомненно, повышает реальную ставку процента, исходя из которой деловые круги могут получить долгосрочный кредит.

Могут возразить, что если население, превращающее свои депозиты в наличные деньги, не использует деньги для покупки ценных бумаг с такой же быстротой, с какой банки сбывают их на рынке, то это показывает, что при существующем курсе ценных бумаг они предпочитают хранить наличные деньги, чем быть владельцами ценных бумаг, — явление, которое даже при отсутствии косвенных инвестиций через посредство банков должно вызвать точно такое же понижение курсов ценных бумаг. Это возражение, вероятно, предполагает слишком много «рассудочности» со стороны инвесторов. Вполне возможно, что люди, купившие ценные бумаги по высокому курсу, не расстанутся с ними ни тогда, когда рыночный курс понизится, ни даже в том случае, если они не захотели больше покупать те же самые бумаги по тому же самому курсу. Кроме того, именно тот факт, что банки являются владельцами ценных бумаг, может вызвать сокращение коммерческого кредита (если возникнут сомнения относительно способности банков выполнить свои обязательства, что может послужить причиной массовых «набегов» вкладчиков), и это оказывает гораздо большее дефляционное влияние, чем изменение курса ценных бумаг.

Даже если предположить, что активная политика ограничений кредита со стороны коммерческих банков практически неизменная — хотя логически и необязательная — черта той или иной стадии каждой депрессии, то отсюда не следует, что эта политика всегда продолжается до самого конца депрессии и является единственным или основным дефляционным фактором. Наоборот, сокращение кредита может продолжаться даже после того, как банки прекратили требования о выплате займов. Это связано с тем, что существуют иные, более сложные формы дефляции, чем те, которые мы до сих пор рассматривали. К ним мы теперь и переходим.
Тезаврация со стороны промышленных торговых фирм

Промышленные и торговые предприятия, подобно банкам во время процесса общего сокращения, имеют склонность к увеличению своей ликвидности, т. е. они стираются увеличить резервы наличных денег и сократить свою банковскую задолженность. (Ликвидация других, небанковских долгов, которая не имеет такой тесной связи с сокращением покупательной способности, как ликвидация банковской задолженности, будет рассмотрена ниже в связи с некоторыми аспектами ликвидации долгов в целом.) Две побудительные причины обусловливают это стремление к увеличению ликвидности:

  • Во-первых, неуверенность относительно возможности получения средств, когда они потребуются для оплаты обязательств, по которым наступил срок платежа. Во время периода сокращения, и особенно в его начальной стадии, у банков или у тех, кто поставляет сырье и другие факторы производства, трудно получить кредит. Существует опасность, что эти кредиты будет нелегко возобновить. К тому же никто не уверен, что его собственные должники будут аккуратно платить свои долги. Все это, по-видимому, делает целесообразным увеличение ликвидности.
  • Во-вторых, при падении цен, когда появляются убытки и ожидается их дальнейший рост, замена основного и оборотного капитала (реинвестиции), а также новые инвестиции, которые могли планироваться до того, как положение слишком ухудшилось, на время откладываются или приостанавливаются. Инвестировать и реинвестировать становится невыгодным; вместо этого либо накапливаются средства на неиспользуемых счетах, либо погашаются банковские ссуды, даже если банки больше не настаивают на платежах. (В крайних случаях, конечно, тезаврация может осуществляться скорее в форме банкнот или золота, чем посредством накопления неиспользуемых средств на счетах в банке или в форме выплаты банковских займов.) Непосредственный результат во всех случаях один и тот же независимо от того, какие причины вызвали и в каких формах осуществляется увеличение ликвидности. Спрос на товары снижается, цены падают, производство сокращается, и общее состояние ухудшается.

Таким образом, первоначальное увеличение ликвидности вызывает необходимость дальнейших шагов по поддержанию ликвидности, что еще более ухудшает положение. Однако постепенно, по мере падения цен, заработной платы и сокращения производства, средства высвобождаются и ликвидность — возможно только после преодоления многих препятствий — всюду увеличивается. Нечего и говорить, что политика центральных и коммерческих банков является при этом решающим фактором. Предлагая или удерживая добавочные фонды, они могут усилить или ослабить последствия тезаврации денег со стороны частных лиц. Взаимодействие обоих факторов, а именно кредитно-денежной политики, с одной стороны, и политики ликвидности промышленных и торговых фирм — с другой, совершается в сложных формах. Но тем не менее важно уяснить, что политика последних, т. е. тезаврация денег со стороны частных фирм, представляет собой самостоятельный фактор, который сам реагирует на процесс сокращения деловой активности и вызывает его развитие даже в условиях обмена только на наличные деньги, при полном отсутствии банковских денег.
Ликвидация небанковской задолженности

Помимо банковской задолженности, сильное дефляционное влияние, по крайней мере на первых стадиях циклического сокращения деловой активности, вероятно, оказывает ликвидация взаимной задолженности между лицами и фирмами. Однако связь между ликвидацией задолженности в целом и уменьшением денежного потока, противостоящего товарам, носит более сложный и окольный характер, чем в случае с банковской задолженностью.

Задолженность банка его клиентам (т. е. их депозиты) обычно используется в качестве денег. Собственники относятся к ним как к наличным деньгам, так как они создают покупательную способность и имеют скорость обращения. Следовательно, сокращение этой задолженности вследствие несостоятельности банков или сокращения банковского кредита уменьшает, покупательную способность и спрос на товары. Другие долги могут, конечно, выполнять ту же самую функцию. Вексель может обращаться в качестве денег, и его погашение имеет тот же результат, что и ликвидация депозита. Однако можно твердо считать, что эти случаи количественно не имеют серьезного значения при современной денежной и банковской организации (хотя экономическая история может дать примеры, когда они имели важное значение). Обычно они оказывают дефляционное влияние менее прямым путем, чем ликвидация задолженности банкам (или кредита, если мы предпочитаем рассматривать вопрос под противоположным углом зрения).

Но даже в том случае, если долги (кредиты), не относящиеся к банковским долгам (кредитам), не обращаются в качестве денег, они могут представлять собой чрезвычайно ликвидные активы, причем степень ликвидности зависит от состояния должника и положения на рынке. Следовательно, такие долги используются в качестве ликвидных резервов, и если в процессе общего сокращения их количество уменьшается или они теряют способность к реализации, то они больше не способны надлежащим образом выполнять эту функцию и должны быть заменены деньгами, банковскими депозитами или банкнотами. Спрос на деньги увеличивается, скорость их обращения обнаруживает тенденцию к падению, и общий спрос сокращается в соответствии с тем процессом, который мы описали раньше.
Вынужденная продажа активов в целях оплаты долгов

Однако ликвидация задолженности в целом характеризуется еще одним аспектом, имеющим большое значение. Когда от должника требуют выплаты ссуды, он не всегда может покрыть свои обязательства за счет собственных текущих доходов. Обычно он вынужден продавать свое имущество в целях получения средств, необходимых для выплаты долга. Он может продать ценные бумаги, недвижимое имущество или разного рода товары. Эти вынужденные продажи неизбежно оказывают депрессивное влияние на цены этих видов имущества со всеми вытекающими отсюда дефляционными последствиями.

Важно четко представить себе, почему такие вынужденные продажи и последующее снижение цен вызывают или усиливают дефляцию. Это можно объяснить тем, что подобные сделки (т. е. купля-продажа такого имущества) сами поглощают деньги, по крайней мере временно, и отвлекают их от других сфер использования. Покупательная способность, которая в противном случае была бы использована на новые инвестиции или на потребление, расходуется теперь на приобретение старых ценных бумаг и другого имущества, выброшенного на рынок попавшими в затруднительное положение должниками. Говоря словами Кейнса из его работы «Трактат о деньгах», мы может сказать, что «финансовое обращение ворует деньги у промышленного обращения«. Однако это временное поглощение покупательной способности сферой купли-продажи имущества в общем является, по-видимому, сравнительно маловажным фактором. Гораздо более важное значение имеет косвенное влияние падения цен на рассматриваемые активы. Если курсы ценных бумаг падают, что равнозначно повышению ставки процента, то это должно нарушить финансирование новых инвестиций посредством выпуска новых ценных бумаг (акций или облигаций). Банковские займы часто выдаются под обеспечение ценных бумаг, и если курсы последних падают, то это отнюдь не способствует росту желания и возможностей банков давать займы. Если цена реальных товаров (например, домов) падает, производство этих товаров перестает быть прибыльным и будет сокращаться.

Однако мы не должны забывать и о другой стороне медали. Как поступает кредитор со своими деньгами? Если он покупает имущество, продаваемое должником, то трудно понять, почему цены должны падать. Тем не менее поскольку мы имеем дело с процессом общего сокращения деловой активности, то можно предположить, что кредитор не станет инвестировать деньги сразу же, а будет хранить их, по крайней мере временно, в ликвидной форме. Если это действительно так, то, конечно, весь процесс носит чрезвычайно дефляционный характер. Но роль злодеев в пьесе в таком случае играют не должники, которые вынуждены продавать имущество, а тезавраторы, которые стараются накоплять наличные деньги, требуя выплаты займов. Если кредитор принял решение тезаврировать деньги (другими словами, если он решил увеличивать свою ликвидность путем превращения долгов в наличные деньги), результат все равно будет дефляционным, даже если должник, избегая продажи имущества, способен покрыть свои обязательства, сократив расходы на личное или производственное потребление (инвестиции и реинвестиции).

Прежде чем покончить с вопросом о задолженности, мы должны сказать, что невыполнение долговых обязательств, вероятно, порождает гораздо более сильное косвенное дефляционное влияние, чем уплата долгов, оказывающая прямое дефляционное влияние, поскольку прекращение платежей по долгам вызывает распространение чувства неуверенности и страха, стимулирует ликвидацию задолженности и тезаврацию денег.
Продажа ценных бумаг и т.п. в целях покрытия убытков

Особый вариант продажи ценных бумаг и другого имущества в целях покрытия убытков рассмотрен Кейнсом и Дурбином. Они предполагают, что кто-то сберегает, в результате чего спрос на потребительские товары снижается, а производители этих потребительских товаров терпят убытки и покрывают их с помощью продажи «старых», принадлежащих им ценных бумаг (в отличие от новых выпусков), получая при этом взамен те самые сбережения, которые были причиной этих убытков. Нам нет необходимости задерживаться на рассмотрении вероятности этого довольно искусственного случая. Вместо этого мы можем рассмотреть более общий случай, когда убытки независимо от того, чем они вызваны, покрываются за счет продажи активов.

Этот случай очень похож на предыдущий, но является более общим. Мысль заключается в том, что производитель, терпящий убытки, не сокращает в соответствующих размерах своих расходов (будь то расходы на его личное потребление или расходы на рабочую силу, сырье, полуфабрикаты и т. д.), а поддерживает их на прежнем уровне, продавая кому-либо свое имущество. Его продажи в таком случае будут наверняка оказывать косвенное дефляционное влияние, понижая цены на рассматриваемое имущество (на это мы уже указывали в связи с предыдущим случаем). Однако трудно представить, каким образом может это явление оказывать более непосредственное дефляционное влияние. Деньги переходят от сберегателей к предпринимателям, которые ехhypothesi (согласно предположению – лат.) расходуют их различным образом. Следовательно, спрос на товары не падает (за исключением того, что эти сделки сами временно поглощают деньги).

Иначе говоря, сбережения части населения балансируются отрицательными сбережениями (dissaving) некоторых предпринимателей. Сбережения расходуются для того, чтобы покрыть убытки. Такого рода положение не может продолжаться долго, но, во всяком случае, оно не имеет непосредственно дефляционного влияния . Можно даже полагать, что его непосредственное воздействие будет скорее инфляционным, чем дефляционным. Если имущество, продаваемое с целью покрытия убытков, приобретается банками и на его основе создаются новые депозиты или если с чьей бы то ни было стороны проявляется склонность к детезаврации денег, с тем чтобы купить это имущество, то денежный поток может скорее увеличиться, чем сократиться.

Нам остается только сделать вывод, что в этом случае нет новой формы дефляции. Именно убытки имеют тенденцию вызвать дефляцию, а не то обстоятельство, что убытки покрываются с помощью продажи активов. Последнее, наоборот, может смягчить действие силы дефляции. Убытки можно было бы покрыть другим способом — путем сокращения расходов, но по своему непосредственному результату этот способ является в высшей степени дефляционным.
Продажа ценных бумаг и т. п. из опасений, что начнется падение их курса

Если продажа ценных бумаг и других активов вызвана не необходимостью выплаты долгов или покрытия убытков, а спекулятивными мотивами, т. е. ожиданием того, что их курс будет падать, или, другими словами, что стоимость денег начнет повышаться, то мы имеем перед собой дефляционное движение в простой и ясной форме. Однако важно отметить, что дефляция вызывается не увеличением спроса на деньги, необходимые для обслуживания этих сделок, а тенденцией к их тезаврации, т. е. стремлением превратить менее ликвидные активы в более ликвидные и затем воздержаться от их расходования. Осуществляет ли продавец акт тезаврации после того, как он разместил активы по низкой цене, или цена активов падает независимо от того, имели ли место какие-либо сделки или нет, особого значения не имеет.

Когда все одинаково пессимистично оценивают будущую тенденцию в движении курса ценных бумаг, то он будет быстро падать вне всякой связи с тем, происходит ли продажа ценных бумаг или нет. Это явление хорошо известно на фондовой бирже. Если мнения едины, то на бирже, где идет игра на понижение курса ценных бумаг, цены на них как бы соревнуются в степени падения. Если сделки все же происходят, то это потому, что нет единства мнений, причем покупатели настроены менее пессимистически, чем продавцы. Конечно, степень пессимизма никогда не будет одинаковой, но дефляционное воздействие ни в коем случае не зависит от существования различий во взглядах и, следовательно, от наличия реальных сделок! (Если же пессимистические расчеты одной части общества компенсируются оптимистическими расчетами другой, то положение, конечно, меняется. Однако данный случай имеет в своей основе лишь одно из различий в степени пессимизма.)
Шкала ликвидности

Некоторые авторы пытались дать общую формулировку тех мотивов, которые обусловливают различные формы тезаврации, наблюдающиеся в ходе циклической депрессии. Они говорят, что «предпочтение ликвидности» в целом повышается . Банки, деловые предприятия, частные лица склонны увеличивать ликвидность — т. е. стремятся хранить большую часть своего богатства в форме наличных денег или в более ликвидных формах, чем раньше. В ряде случаев делалась попытка разработать типичную «шкалу ликвидности», иными словами, расположить различные виды активов в соответствии со степенью их ликвидности.

Если мы начнем с самых ликвидных активов и будем переходить ко все менее и менее ликвидным, то мы получим приблизительно следующую схему: золото, банкноты, банковские депозиты, краткосрочные кредиты, долгосрочные кредиты, облигации, акции, реальные товары . Однако эту схему нельзя считать неизменной. Порядок будет изменяться в зависимости от обстоятельств, и в связи с этим могут возникать различные виды аномалий. Например, в обстановке острой инфляции акции будут цениться выше облигаций, реальная собственность – выше банковских депозитов и т. д. Подобные обобщения, по-видимому, не могут добавить чего-либо существенного к тому, что было вскрыто с помощью детального анализа, предпринятого в предыдущих разделах.
§ 9. Почему выпуск товаров производственного назначения и товаров длительного пользования снижается быстрее, чем производство предметов потребления и товаров кратковременного пользования?
Действие принципа акселерации в период сокращения

Если предположить, что отношение затрат на средства производства длительного пользования (машины) к затратам на рабочую силу и сырье (оборотный капитал необходимым для производства единицы продукции, строго фиксировано (в пределах определенного ряда продуктов) техническими условиями — предположение, которое, по-видимому, достаточно близко к истине при обстоятельствах, складывающихся на протяжении короткого отрезка времени, — то принцип акселерации объясняет, почему спрос, а следовательно, и производство товаров длительного пользования и различных материалов, необходимых для их производства, падает быстрее, чем спрос на готовую продукцию и ее производство.

Во время повышательной фазы цикла, когда происходит расширение всех сфер экономической системы и производство и занятость во всех отраслях промышленности увеличиваются, отрасли, выпускающие товары производственного назначения, в особенности отрасли, производящие предметы длительного пользования, обнаруживают особенно быстрый рост. Когда процесс расширения прекращается или даже начинается сокращение производства, то вложения в основной капитал, естественно, приостанавливаются. И нет ничего парадоксального в том, что никаких новых вложений не предпринимается, если вследствие падения спроса на продукцию существующее оборудование используется не полностью. Выпуск средств производства длительного пользования сокращается до размеров, необходимых только для того, чтобы обеспечить возмещение основного капитала в целях поддержания существующей мощности; а в ряде отраслей промышленности в течение некоторого времени такого возмещения фактически и не потребуется, поскольку во время предшествующего бума оборудование было в значительной степени обновлено новейшими образцами. Если депрессия является особенно тяжелой и затяжной, то вполне возможно, что даже возмещение основного капитала не будет осуществляться и производственные мощности начнут сокращаться.

Мы можем изложить этот вопрос несколько иначе. Предположим, что потребительский спрос падает до какого-то определенного уровня, так что выпуск продукции снижается до размера, который находится в строгом соответствии с требованиями нового (более низкого) уровня, приемлемого для потребителя («consumer taking»), как его называет проф. Фриш. Тогда производство тех товаров и услуг, которые имеются в избытке (речь идет о запасах, избыточных в сравнении с новым объемом производства), полностью прекратится и возобновится только тогда, когда эти запасы сократятся до уровня, соответствующего новым размерам производства. Итак, как мы уже указывали, товары длительного пользования, как предметы потребления, так и товары производственного назначения, можно рассматривать в качестве запаса или резерва услуг, доступных в последующие моменты. Размеры таких «запасов» обычно значительнее, чем реальные запасы товаров кратковременного пользования.
Возможность отсрочить приобретение товаров длительного пользования

По этим причинам мы должны были бы ожидать более резкого снижения выпуска товаров производственного назначения и товаров длительного пользования) чем производства предметов потребления и товаров краткосрочного пользования, даже в случае, если снижение потребительских расходов распределяется совершенно равномерно на все виды готовых товаров и услуг. Но это последнее отнюдь не обязательно и в действительности, вероятно, никогда и не бывает. Потребительские расходы на различные товары будут сокращаться не одинаково, а изменения в распределении дохода вызовут разную степень сокращения спроса на те или иные виды готовой продукции. Однако трудно сделать определенные выводы о характере «предельных» расходов, касается ли это отдельного лица или общества и целом. Некоторые могут рассматривать товары, которыми жертвуют в первую очередь при сокращении доходов, как «предметы роскоши».

Но в этом случае не ясно, почему факторы производства длительного пользования в значительной своей части должны быть включены в производство предметов роскоши. Однако именно это часто подразумевают те, которые говорят, что производство товаров длительного пользования падает быстрее, потому что покупку этих товаров (или покупку их услуг) можно отложить, что без них легче обойтись, чем без товаров кратковременного пользования. Легче обойтись без новой автомашины или вовсе без какой-либо машины, чем без пищи. В известной мере, может быть, и верно, что затраты на товары длительного пользования (и их услуги) производятся после других потребительских расходов, и поэтому на них особенно сильно сказывается любое падение последних. Но эта причина относительно быстрого сокращения производства товаров длительного пользования, по-видимому, менее важна и в меньшей степени выражает существо самого процесса, чем та причина, о которой мы говорили раньше.
Роль ожиданий

Это изложение, характеризующее место и действие принципа акселерации в механизме сокращения, должно быть значительно дополнено и модифицировано, так же как это сделано при описании действия принципа акселерации в процессе расширения деловой активности . Строго говоря, рост спроса на оборудование вызывается не действительным, а ожидаемым будущим спросом на продукцию. Существующий уровень или недавнее изменение (т. е. в данном случае недавно пережитое падение) спроса (и/или цен) может быть разными методами экстраполировано на будущее. Мы можем составить целую шкалу вероятных расчетов на будущее, начиная от наиболее «оптимистических» и кончая все более и более «пессимистическими» вариантами. Можно предположить, что недавнее падение спроса является только временным, за которым должно последовать его увеличение, либо что новый низкий уровень сохранится, либо что понижательное движение будет продолжаться тем же самым усиливающимся темпом. Если мы говорим, например, что продолжительное сокращение деловой активности порождает мрачную оценку будущего, то при этом мы имеем в виду, что люди все более и более склонны рассчитывать на продолжение падения спроса, которое началось в недавнем прошлом и будет продолжаться впредь теми же или ускоренными темпами.

Итак, с точки зрения логики дверь открыта для всевозможных видов реакций, вопрос состоит только в том, какая из них является наиболее часто повторяющейся и наиболее типичной. Предпосылка, которая лежит в основе принципа акселерации, если его применять негибко, заключается в том, что нынешний уровень спроса будет господствовать и в будущем. Таким образом, возникают большие сомнения, можно ли прийти к обобщениям, которые позволили бы, исходя из этого принципа, точно определить поведение производителей. Но, к счастью, для получения общих результатов вполне достаточно указать на некоторый ряд более или менее реальных ожиданий, устранив другие как весьма неправдоподобные. Очевидно, что кумулятивный процесс сокращения деловой активности будет продолжаться не обязательно бесконечно, но в течение какого-то периода времени. Это произойдет, если ожидается, что спрос сохранится на том низком уровне, которого он достиг в какой-либо момент на протяжении спада, или если преобладают пессимистические ожидания и никто не рассчитывает на лучшие перспективы.

Это допущение, являющееся, по-видимому, вполне правдоподобным, может быть принято даже в несколько менее жесткой формулировке без каких-либо коренных изменений результата. А результат представляет собой кумулятивный процесс сокращения деловой активности, в основе которого лежит взаимодействие потребительских и производственных расходов, действие принципа акселерации и зависимость покупательной способности потребителей от валовых инвестиций (от выпуска товаров производственного назначения) . Расходы на потребительские товары падают. Это в свою очередь оказывает сильное влияние на выпуск товаров производственного назначения (принцип акселерации). Спрос на фонды для инвестирования уменьшается. MV так или иначе сокращается, как это было показано выше, в § 8. Доходы и расходы на потребление еще более сокращаются и т.д.

Читать продолжение…

Источник